Часть II. Прорыв.

В 9 часов утра на позиции противника обрушился шквал огня нашей артиллерии. Мощные раскаты артиллерийской канонады возвестили о начале прорыва вражеской обороны. Передний край укрыла густая пелена дыма. С открытых позиций прямой наводкой били 45-ти и 76-ти миллиметровые пушки дивизионной артиллерии, а с закрытых – 122-х и 152-х миллиметровые гаубицы. Их огонь был наиболее мощным и результативным. Один за другим взлетали в воздух вражеские дзоты, ОП и НП.

В течение полутора часов выло, ревело и стонало небо. Тысячи снарядов крошили оборону врага. Иногда казалось, что над головами не синее утреннее небо, а какой-то движущийся железный поток.

В ходе артподготовки уничтожались наблюдательные пункты, огневые точки, блиндажи, землянки, траншеи, ходы сообщения. Одновременно наносились удары по артиллерии противника, находившейся в роще Клин, западнее Костылево и Кузино. Нам было видно, как взлетали в воздух вражеские дзоты. Мы, артразведчики, указывали цели командирам батарей, а они быстро делали расчёты и передавали данные стрелявшим бойцам на батарее. Мы гордились тем, что в метких залпах орудийных расчётов была доля и нашего труда. Когда дым несколько рассеялся, то все увидели, что от вражеских дзотов, расположенных на восточной окраине Коломно, остались только одни развалины. Не стало также  колокольни и церкви. Младший лейтенант М.А. Филимонов, корректируя огонь, в первую очередь постарался уничтожить наблюдательный пункт противника, находившийся на колокольне в селе Коломно. Огонь нашей артиллерии был ошеломляющим. Но и он не мог полностью уничтожить все оборонительные сооружения противника: пулемётные гнёзда и траншеи.
После двух часов артиллерийской обработки обороны противника стрелковые подразделения поднялись в атаку. Первыми двинулись на врага солдаты 44-го лыжного батальона. Они быстро пересекли реку и ворвались в первые траншеи противника. Задача лыжников в том и заключалась, чтобы взять первую траншею, закрепиться на западном берегу и ждать подхода основных сил.

А основным силам  –  пехоте без лыж наступать было трудно. Глубокий снег, часто по пояс, задерживал движение. Бойцы быстро уставали, останавливались для передышки, затем снова двигались вперёд.

Так уж получилось, что наш полк в первой половине 1942 года участвовал в боях вместе с 327-й стрелковой дивизией. Поэтому, ведя рассказ о боевых делах моих товарищей-артиллеристов, я, естественно, буду обращаться и к ратным подвигам воинов 327-й стрелковой дивизии, а также других частей и подразделений, с которыми пришлось взаимодействовать нашему полку.

Раньше других частей вражеской обороны достиг 1100-й стрелковый полк 327-й стрелковой дивизии под командованием полковника Ф.Е. Ковшаря. Полк наступал на широком фронте (около 5-ти километров) и всё же к 12 часам дня атаковал вражеские опорные пункты у деревень Бор, Костылево, Арефино и Красный Посёлок.

На главном направлении удара действовал 3-й батальон 1100-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта М.И. Баксакова. В решительный момент боя он лично возглавил атаку батальона. Увлекаемые командиром воины, несмотря на сильный огонь врага, ворвались в Красный Посёлок, расположенный на западном берегу Волхова. В завязавшейся рукопашной схватке батальон уничтожил свыше сотни гитлеровцев, захватил пять ручных пулемётов, несколько десятков тысяч патронов, вещевой и продовольственные склады.

Бой продолжался. Всё труднее было батальону продвигаться вперёд. В одной из атак тяжело ранило старшего лейтенанта М.И. Баксакова. Тогда его заменил заместитель комбата старший лейтенант И.А. Кольчиненко.

Натиск батальона усилился. Атакуя передний край гитлеровцев, наши воины захватили четыре дзота и уничтожили около 30-ти солдат и офицеров противника. Но вот был ранен в ногу И.А. Кольчиненко. Старший лейтенант не захотел оставить поле боя, продолжал командовать батальоном. И только второе ранение, на этот раз смертельное, остановило героя.

За отвагу и мужество многие бойцы и командиры этого батальона были удостоены правительственных наград, а самых достойных из них: старшего лейтенанта М.И. Баксакова и старшего лейтенанта И.А. Кольчиненко посмертно наградили орденами «Красного Знамени».

После этого боя мы узнали ещё об одном наиболее отличившимся воине “баксаковского” батальона – о младшем политруке И.М. Бейлине. Заметив раненного командира роты, И.М. Бейлин трижды водил бойцов в атаку, при этом трижды был ранен, но не оставил поле боя. Ворвавшись вместе с бойцами в траншеи гитлеровцев, младший политрук лично уничтожил двух офицеров и несколько вражеских солдат. И четвёртое ранение не вывело из строя политработника. Он продолжал командовать ротой, пока не закончился бой. Его унесли в санчасть только тогда, когда он убедился, что его 8-я рота полностью выполнила боевую задачу и очистила первую траншею от противника. Младший политрук И.М. Бейлин был также награждён орденом «Красного Знамени».

Обозначился первый успех. Наш полк перенёс свой огонь в глубину обороны врага, подавляя его артиллерийские позиции. Но вражеская оборона ещё не была прорвана на всю её глубину. Вторая, главная её линия шла по железной и шоссейной дорогам от Чудова до Новгорода.

А пока наши войска овладели только Красным Посёлком и деревней Ямно. Бой за Ямно был очень напряженным. На Ямно наступала 58-я стрелковая бригада. На северной окраине деревни Ямно были закопаны два вражеских танка – две неподвижные огневые точки. Пушки танков не подпускали батальоны 58-й стрелковой бригады к деревне. В Ямно оборонялся сильный фашистский гарнизон, насчитывающий до 300-т солдат и офицеров.

Батальоны 58-й стрелковой бригады яростно атаковали Ямно и несли большие потери.

Первую атаку противник отбил. Тогда на помощь 58-й стрелковой бригаде были брошены два батальона 23-й отдельной стрелковой бригады.

Оба батальона этой бригады пошли в обход деревни Ямно, нацеливая свой удар на центр совхоза «Красный Ударник». На его западной окраине действовала группа вражеских автоматчиков, которых было около 300-т человек. А на подходах к Ямно гитлеровцы врыли в землю с севера 2 танка и с юга еще 1 танк. Всё это сковывало действия наших подразделений, мешало продвижению воинов. Особенно осложнилось положение одной из рот после того, как здесь вышел из строя весь офицерский состав. Бойцы залегли, некоторые стали отходить назад. И тогда командование ротой взял на себя красноармеец А.П. Анинский. Он поднял воинов и повёл их в атаку. Неудержим был наступательный порыв роты. Враг не выдержал натиска и отступил. За этот подвиг комсомолец А.П. Анинский был награждён орденом «Красного Знамени».

Развивая успех прорыва, подразделения 25-й стрелковой бригады преодолели ружейно-пулемётный огонь противника и по одной роте вышли на западный берег Волхова против северной окраины селения Пересвет Остров и школы Вергежа. Вергежа горела. Противник из района Дымно и чуть западнее его открыл сильный огонь из тяжёлых миномётов и из трёх вкопанных в землю танков в районе отм.19.4 (безымянная высота) северо-западнее деревни Кузино. Тяжёлые миномёты и танки врага подорвали лёд на реке Волхов шириной до 200-т метров. Это воспрепятствовало продвижению  основных  сил 25-й стрелковой бригады.

1-й и 2-й стрелковые батальоны 57-й стрелковой бригады, форсировав реку, вели бои за овладение Кузино и Коломно. Противник, пропустив на этом участке наши подразделения, также подорвал лёд на реке. Батальоны, встреченные сильным миномётным и пулемётным огнём со стороны деревень Ульково, Кузино, Коломно и, понеся большие потери, приостановили продвижение.

Противник к месту прорыва начал подбрасывать свежие силы. Огнём миномётов и пулемётов пытался приостановить развивавшееся наступление наших войск.

Командарм генерал-лейтенант Н.К. Клыков, находясь на НП в районе Дубовиц, где находился радист нашего дивизиона младший сержант Новицкий, передал по рации приказ командиру нашего полка и начальнику штаба капитану П.Т. Филимонову – подавить на участке 57-й и 25-й стрелковых бригад вновь ожившие огневые точки противника.

В районе Селищ, где вели бои батальоны 57-й и 25-й стрелковых бригад, находились наши 45-ти миллиметровые орудия. Они били прямой наводкой, но не смогли разрушить пулемётные гнёзда, оборудованные в дзотах, кирпичных домах и подвалах, которые гитлеровцы превратили в сильные укрепления. Командиры этих бригад просили, чтобы наша дальнобойная тяжёлая артиллерия подавила огневые точки противника. И наш полк перенёс огонь на правый фланг прорыва. Взаимодействуя с артиллеристами 25-й и 57-й стрелковых  бригад,  мы  разрушили и уничтожили 7  дзотов, 2  блиндажа,  подавили  8 миномётные батареи и 26 пулемётных точек. Об успехах артиллеристов, помогавших пехоте, тут же докладывалось по телефону командарму.

Наблюдавший за действиями артиллеристов командарм генерал-лейтенант Н.К. Клыков одобрительно кивал головой.
-  Ну, ребята, поддайте ещё огоньку,  -  говорил он.

И бойцы старались изо всех сил. Особенно отличился первый дивизион нашего полка под командованием капитана И.И. Кулика. Артиллеристы вытащили орудия на прямую наводку, и почти каждый их залп накрывал цель. Например, орудийный расчет сержанта Я.Е. Молчанова разбил два дзота и уничтожил вкопанный танк, сильно мешавший наступающим воинам.

Яшу Молчанова я хорошо знал по боям 1941 года. По профессии он учитель, в полк прибыл в феврале 1940 года. Участвовал в боях с 22-го июня 1941 года в должности командира орудия. Его орудие уничтожило до роты пехоты гитлеровцев. Ведя оборонительные бои, 2-го сентября 1941 года у реки Десны Я.Е. Молчанов из зенитного орудия уничтожил 4 танка противника, а при выходе из окружения он со своими бойцами уничтожил охрану противника и освободил около 150-ти пленных красноармейцев.

В апреле 1942 года сержант Молчанов, как лучший младший командир, был выдвинут на должность командира огневого взвода, и ему было присвоено звание старшины. За проявленный героизм Я.Е.  Молчанов был награждён орденом «Красного Знамени».

…Противник упорно продолжал оборонять западный берег реки Волхов, огнём миномётов и пулемётов пытался приостановить наступление наших войск.

На восточной окраине Коломно находилось до 15-ти вражеских дзотов, из которых вёлся ружейно-пулемётный огонь. А на северной окраине Кузино на шоссе Селищенский Посёлок – Спасская Полисть противник имел основной узел сопротивления своей обороны. Там были обнаружены 4 дзота и еще 3 дзота - в Селищенском Посёлке. Из района леса, что в четырёхстах метрах западнее Коломно, противник вёл сильный огонь из орудий среднего калибра. А из района отм. 21.3 (безымянной высоты)  –  юго-западнее деревни Кузино били вражеские миномётные батареи.

Второй узел сопротивления противник установил между южной окраиной Коломно и северной окраиной деревни Бор, где имелись 3 фашистских дзота, прикрываемые группами автоматчиков.

Восточнее отм. 25.3 (в шестистах метрах южнее окраины Коломно) имелись 3 блиндажа с проволочными ограждениями. В них находились станковые пулемёты и автоматчики. И на северной окраине Коломно также были блиндажи со станковыми пулемётами. На колокольне в Коломно находился наблюдательный пункт, с которого просматривалась северная окраина Улькова и Южного Бора и с которого, корректировался огонь миномётов. Во время нашей артподготовки церковь была разрушена. Из рощи севернее Бора вёлся миномётный огонь. Южнее Красного Городка противник открыл артиллерийский и миномётный огонь.

Мост через реку Волхов на Коломно был заминирован, а мост в Городок взорван и простреливался мощным пулемётным огнём с восточной окраины Коломно. Со стороны Маслино мост тоже был разрушен.

Противник вел миномётную стрельбу из леса северо-западнее Костылёво. По восточной окраине Костылёво немцы поставили вокруг дзотов проволочные ежи. Кроме того, обнаружились новые отдельные огневые точки и дзоты на восточной опушке леса в двух километрах от Арефино. В окопах находились вражеские группы автоматчиков по 10-15 человек, у пулемётных точек  –  по 5 человек.

С наблюдательного пункта нам были видны перебежки вражеских солдат, которые к дзотам подносили боеприпасы.

На главном направлении прорыва находились 422-й, 424-й и 426-й пехотные полки 126-й пехотной дивизии противника, усиленные двумя батальонами.

Командование 2-й Ударной Армии сосредоточило всю артиллерию в районе прорыва для уничтожения всех вражеских укреплений на западном берегу Волхова.

В прорыв были введены 1098-й и 1102-й стрелковые полки 327-й стрелковой дивизии.

Подразделения 1100-го стрелкового полка, продвигаясь к Бору лощиной (в направлении деревни  Костылёво) встретили на пути 4 вражеских  дзота.

Начальник штаба 1100-го стрелкового полка капитан П.Я. Егоров попросил дать огоньку, помочь наступающим батальонам. И снова наши артиллеристы бьют из своих пушек, посылают смертоносные снаряды в логово врага.

Командир дивизиона капитан Н.П. Грицак даёт команду 4-й батарее нашего18-го артполка  уничтожить неподавленные дзоты.

-  Есть уничтожить,  -  ответил старший лейтенант Н.Г. Морозов.

Гудит зуммер телефона:  -  “Подавить огневые точки в квадрате ноль три”.

Командир топавзвода лейтенант Барыбин делает вычисление. Телефонист А. Мельников передаёт данные на огневые позиции.

-  Давайте огонь!  –  отдает приказ старший лейтенант.
-  Есть дать огонь,  -  отвечает командир орудия, младший сержант Кушнир.

Орудийный выстрел. Тяжелый снаряд взрывается правее фашистского дзота.

-  Левее ноль пять,  -  командует Н.Г. Морозов.

Второй снаряд ложиться прямо в цель. В воздух летят бревна, земля и фашистские мерзавцевы,  разорванные на куски.

-  Хорошо! Правее ноль двадцать!  –  возбужденно командует старший лейтенант.

От двух снарядов взлетает на воздух вторая фашистская берлога. Из других дзотов выскакивают перепуганные гитлеровцы и бегут в деревню. Но вот из первого батальона нашего полка заговорил «Максим», и более десяти гитлеровцев навсегда остались лежать на снегу.

И снова раздается могучий выстрел, потом второй, третий, бьют батареи всего дивизиона. Одно за другим уничтожаются вражеские укрепления. Умолкла минометная батарея в роще, вдребезги разбит на северной окраине деревни Бор блиндаж с автоматчиками. А зуммер снова гудит.

Капитан Н.П. Грицак, взяв трубку телефона, передает огневикам:
-  Молодцы!

Усталости как не бывало.

Утром следующего дня наш дивизион из тяжелых орудий громил вражеские укрепления в новом месте. Наступательный порыв воинов был очень сильным.

В районе прорыва  –  боев 327-й стрелковой дивизии, в роще Клин севернее Бора, было разрушено три дзота, уничтожено до 40-ка солдат и офицеров противника, на опушке леса северо-западнее Бора уничтожено 4 дзота с 30-ю гитлеровцами. Были захвачены трофеи: 2 орудия, грузовая машина с боеприпасами, 2 станковых пулемета, 3 ручных пулемета и другое  вооружение и имущество.

1100-й стрелковый полк, овладев Бором, вышел западнее Костылево. 1102-й стрелковый полк выбил противника из Костылева и продвигался к Арефино. Когда наша артиллерия перенесла огонь по вражеским укреплениям в Арефино, противник ответным огнем, препятствовал продвижению батальонов 1102-го стрелкового полка.

2-й стрелковый батальон 1102-го стрелкового полка несколько раз повторял атаки на Арефино и нес большие потери. В ответственный момент начала атаки был ранен командир батальона старший лейтенант Иванов. Минометчики, поддерживающие стрелковый батальон, израсходовали все мины.

Ожившие огневые точки противника вновь открыли губительный огонь. Это грозило сорвать нашу атаку. Стрелковый батальон был прижат к земле.
Командир минометной роты младший лейтенант Ф.Г. Гудзовский в ответственный момент, принял единственно верное решение, моментально оценив создавшуюся обстановку: ”Медлить было нельзя ни секунды”. Поднявшись во весь рост, с криком: «Вперед, за Родину!», он устремился на врага. Ф.Г. Гудзовский не оглядывался и не мог видеть своих товарищей, но он чувствовал, знал, что бойцы не отстают. Младший лейтенант верил своим подчиненным, как самому себе.

Через несколько секунд, а может быть минут, -  в атаке время останавливается – Ф.Г. Гудзовский на миг замедлил бег и посмотрел назад. Почти рядом он увидел разгоряченные лица бойцов своей роты. Немного в стороне наступали другие стрелковые подразделения полка. Бой шел уже на окраине деревни Арефино.

Гитлеровцы, а их было не менее 400-т человек, беспорядочно отстреливаясь, отступали. Примерно через полчаса деревня Арефино была очищена от гитлеровцев.

За инициативу, смелость и решительность младшему лейтенанту Ф.Г. Гудзовскому был вручен орден «Красного Знамени». Боевые товарищи от души поздравляли его с высокой наградой.

Многие воины показали в эти дни образцы умелых и бесстрашных действий. Отличился, к примеру, 2-й батальон 1098-го стрелкового полка, которым командовал коммунист капитан П.В. Полувешкин. Ворвавшись на вражеский передний край, бойцы этого батальона забросали гранатами уцелевшие огневые точки и, не задерживаясь в первых траншеях, восточнее села Арефино, двинулись дальше, вглубь вражеской обороны, перерезав дорогу Селищенский Поселок – Спасская Полисть, этим блокировали сильный опорный пункт врага западнее селения Коломно. Капитан П.В. Полувешкин был награжден орденом «Красной Звезды».

В результате упорных боев с 13-го по 16-е января был завершен прорыв первой вражеской обороны, и для дальнейшего развития успеха в сражении была введена 366-я стрелковая дивизия, в составе 2-х стрелковых полков, под командованием полковника С.И. Буланова.

Один из полков 366-й стрелковой дивизии, подготовившись для наступления, прочесывал лес западнее деревни Ямно, так как гитлеровцы, отступая, оставили кукушек-автоматчиков. Батальон 1222-го стрелкового полка под командованием лейтенанта С.Е. Милованова, развернувшись в цепь, шел лесом. Бойцы, держали винтовки на перевес, готовые в любую минуту вступить в бой с противником. По лесу бродили немецкие автоматчики. Батальон лейтенанта С.Е. Милованова, наткнувшись на группу автоматчиков, вступил с ними в бой, и, уничтожив их, продолжал движение. Несколько продвинувшись, подразделения полка рассредоточились и начали наступление на совхоз «Красный Ударник» и далее на Мясной Бор.

Гитлеровцы превратили этот совхоз в сильный укрепленный пункт. Этому способствовали благоприятные для них условия: лесисто-болотистая местность, скрытые подступы, глубокий снег. В результате артиллерия дивизии отстала и в действие вводилась только пехота, ротные минометы и пулеметные подразделения.

…Капитан Н.П. Грицак приказал младшему лейтенанту М.А. Филимонову с тремя разведчиками перейти на левый фланг прорыва, выявить вновь ожившие точки противника и подавить их.

Младший лейтенант М.А. Филимонов, уяснив задачу, выбыл с Мурашовым и тремя разведчиками в район боевых действий 366-й стрелковой дивизии.

Как только заговорила наша артиллерия, и заработали ротные минометы, застрочили «Максимы» и ручные пулеметы, батальоны 366-й стрелковой дивизии поднялись в атаку. Этот опорный пункт они атаковали с трех сторон и с выхода из леса, захватили 12 подвод противника с боеприпасами и продовольствием. В штыковой атаке уничтожили до 100-а гитлеровских солдат и офицеров, захватили пленных. Очищая левый фланг плацдарма, подразделения дивизии с 16-го по 20-е января освободили от гитлеровцев населенные пункты: Копцы, Крутик, Любцы, Земцы.

Развивая этот успех армии, 162-й танковый батальон с 28-ю танками переправился вслед за наступающими войсками на западный берег реки Волхов для выполнения боевых задач.

Участок, на левом фланге прорыва 2-й Ударной Армии (на западном берегу реки) противник использовал, как узел сопротивления, с прилегающими друг к другу населенными пунктами: Плотишино, совхоз «Красный Ударник», Лобково, Старые и Новые Быстрицы. Крутой берег реки с западной стороны немцы полили водой. Таким образом, этот участок оказался трудно доступным. Батальоны штурмом брали эти населенные пункты, неся большие потери.

В ночь на 19-е января подразделения 24-й и 23-й стрелковых бригад перегруппировавшись, переправились на западный берег реки Волхов. 20-го января ударом с северо-запада выбили противника из населенных пунктов: Плотишино, совхоз «Красный Ударник», Лобково, Старые и Новые Быстрицы. В результате на левом фланге плацдарм был закреплен. Оставался правый фланг прорыва. Здесь противник оказывал упорное сопротивление. Это были населенные пункты: Коломно и  Кузино.

Командир 57-й стрелковой бригады полковник Веденичев решил ударом с левого фланга силами двух батальонов овладеть южной окраиной Коломно. Используя успешное продвижение 327-й стрелковой дивизии на правом фланге, подразделения 57-й стрелковой бригады переправились на западный берег реки Волхов. Подразделения бригады блокировали Коломно с северо-запада и юго-запада. В течение дня они вели  огневой бой, а с наступлением темноты производили силовую разведку района Коломно.

Используя успех первого эшелона армии, в прорыв вступила, между Коломно – Бор, 59-я лыжная стрелковая бригада (второго эшелона), которой командовал подполковник А.Е. Черняк, и повела наступление в направлении Спасской Полисти.

А 22-я стрелковая бригада под командованием полковника Ф.К. Пугачева, также  введенная  в прорыв, успешно  вышла к Любину Полю.

С 13-го по 16-е января наша немногочисленная авиация, прикрывая основную группировку наших войск, одновременно штурмовала противника в районах Борисово, Коляжка, Мясной Бор. Летчики уничтожили до 70-ти солдат, склад боеприпасов, 5 орудий, зенитную батарею. Удачно бомбили эшелоны на железнодорожной станции Спасская Полисть. Уничтожили 5 автомашин с боеприпасами, двигавшихся по дороге Спасская Полисть - Селищенский Поселок. В воздушном бою было подбито 2 «Ю-88» и 2 «Мессершмидта-110».

Противник к месту прорыва начал подбрасывать свежие силы. Авиация противника 16-го января в течение дня почти беспрерывно группами по 6-9 самолётов бомбила наши боевые порядки, находившиеся в Костылево и Арефино.

…Мы, артразведчики, двигавшиеся с передовыми подразделениями 327-й стрелковой дивизии, 16-го января в три часа дня находились в Арефино и двигались вдоль улицы в северо-западном направлении, на новое НП. С нами шли и связисты, тащили телефонные катушки с проводами связи. Ездовые везли на санях ящики с боеприпасами и прочим необходимым имуществом для передовых стрелковых подразделений. Лошади все мокрые, от которых шел пар, еле тащили тяжелые сани. Шерсть на них покрылась инеем. Вдоль улицы образовалась пробка из-за раненой лошади. Ездовой, пожилой боец, попытался поднять лошадь. Налетели вражеские самолеты и стали сбрасывать свои бомбы в центр колонны. Но их бомбы падали на близлежащие дома. Самолеты снова заходили в пике, нацеливая свой удар вдоль улицы. В это время связист Яковлев подбежал к ездовому и попытался помочь ему поднять лошадь. Вместе с нами шли старший лейтенант Н.Г. Морозов и начальник связи 1-го дивизиона старший лейтенант З.Я. Макшаков. Они приказали нам взять по ящику с патронами, а повозку с лошадью оттащить в сторону. Потом лошадь пристрелили.

Мы тащили ящики к передовой и торопились занять НП. Как только выскочили на окраину деревни, на правом фланге неожиданно загрохотали орудия противника, застрочили пулемёты и автоматы.

Противник силой до одной роты предпринял контратаку вдоль шоссейной дороги Спасская Полисть - Селищенский Поселок.

2-й батальон капитана П.В. Полувешкина отбил контратаку. Наши бойцы уничтожили, просочившихся по опушке леса западнее Арефино  –  вражеских автоматчиков.

В результате контратак противника у нас оказалось много раненых. Тяжело ранены были начальник связи нашего дивизиона и командир отделения разведки Борисов. Начальника связи заменил политрук 5-й батареи нашего полка М.А. Тюляев, меня назначили командиром отделения разведки. Во 2-ом стрелковом батальоне тяжело был ранен капитан П.В. Полувешкин, сражен фашистской пулей командир 1098-го стрелкового полка полковник П.Я. Комаров.

Минувшие дни отняли много сил, усталость буквально валила нас с ног. Мы  артразведчики более 8-ми суток не смыкали глаз, да и наша пехота вела беспрерывные бои. Сильно поредели стрелковые подразделения.

Перед нашим командованием стояла задача: окончательно очистить правый фланг от противника, который, сковал большие силы и косоприцельным огнём препятствовал продвижению наших войск в направлении главного удара – на соединение с частями Ленинградского фронта.

Войска, действовавшие на главном направлении, 20-го января были организованы в оперативную группу под командованием генерал-майора И.Т. Коровникова. В оперативную группу входил наш 18-й артполк РГК, 327-я и 382-я стрелковые дивизии, а также 59-я лыжная бригада и танковая рота 162-го танкового батальона.

327-я стрелковая дивизия, получив новую задачу, двумя батальонами вышла на исток ручья Малая Игленка, а остальные батальоны продолжали наступать по бездорожью, лесными просеками в направлении Малое Опочивалово. Они отрезали пути отхода гарнизонам противника из опорного пункта Коломно - Кузино. С этого направления подразделения 1100-го стрелкового полка совместно с 57-й стрелковой бригадой атаковали Коломно с юго-запада и северо-запада.

Во время руководства боем, при взятии Коломно пал смертью храбрых командир 1100-го стрелкового полка полковник Ф.Е. Ковшарь. Командование полком принял капитан Петр Яковлевич Егоров.

Наше командование, предвидя, что бои могут быть затяжными, выдвинуло на прямую наводку артиллерию.

Противник оказывал упорное сопротивление сильным минометным и пулеметным огнем из поселка Коломно.

Авиация противника 20-го января в течение дня несколько раз производила налеты на наши войска. И только в 16 часов дня после артиллерийского наступления и двух залпов «Катюш» гвардейского минометного дивизиона оставшиеся части дивизии и бригады возобновили наступление.

Преодолевая сопротивление противника, подразделения 1098-го стрелкового полка с боем достигли северной окраины Коломно. К тому времени батальоны 1102-го стрелкового полка ворвались на юго-западную окраину Коломно и начались напряженные уличные бои с противником. С запада, достигнув окраины села совместно с 57-й стрелковой бригадой, вел наступление 1100-й стрелковый полк и к 17-ти часам наши войска ворвались в Коломно. Противник оказывал упорное сопротивление. Завязалась рукопашная схватка. Она продолжалась до 21-го часа.

Артиллерия усилила огонь, как с закрытых позиций, так и прямой наводкой. Уничтожались вновь ожившие вражеские точки. Бойцы, воспрянув духом, обрушились на врага, и к 21.00 полностью очистили Коломно от противника. Вражеские войска, потеряв Коломно, попытались пробиться в Кузино, но были уничтожены. Противник оставил на поле боя более трехсот трупов солдат и офицеров, много пулеметов, винтовок, боеприпасов и другого военного имущества.

Многие воины показали в эти дни образцы героизма и бесстрашия в бою. Известно, что героизм, отвага и бесстрашие быстрее всего проявляются в сложной обстановке. Необычные обстоятельства требуют от людей высокого мужества, крепкой товарищеской спайки, большого самообладания. А такие обстоятельства в боевой обстановке складывались часто и почти повсеместно. Нелегко пришлось нашим воинам во время штурма населенных пунктов Высокое и Коломно. Гитлеровцы оказывали здесь яростное сопротивление.

Однако, высокий боевой дух советских бойцов и командиров, их умение владеть оружием и напористость оказались крепче дзотов врага. Отличился, к примеру,  командир 2-й роты 1-го стрелкового батальона 57-й стрелковой бригады младший лейтенант Ф.Т. Вишняков. Он показал себя, как самый храбрый командир в бригаде. При взятии деревни Высокое младший лейтенант врывался в дома, дзоты и уничтожал засевших там фашистов. А в селе Коломно командир роты Ф.Т. Вишняков первым ворвался в дом на  её окраине и, уничтожив засевших там гитлеровцев, захватил два пулемета и миномет. В следующий раз, в критической обстановке нужно было заставить замолчать вражеский дзот, преградивший путь наступающим. Офицер Ф.Т. Вишняков с бойцами стал первым подползать к дзоту. И когда до амбразуры, изрыгающей свинец, осталось совсем недалеко –  младшего лейтенанта тяжело ранило. Бойцы, которых он вел за собой, забросали дзот гранатами, открыв дорогу атакующим подразделениям.

За героический подвиг и отвагу младший лейтенант Ф.Т. Вишняков был награжден высшей наградой Отечества «Орденом Ленина».

Умело и отважно действовали в бою воины 2-го стрелкового батальона 57-й стрелковой бригады старший сержант З.Я. Клеткин, красноармейцы И.Л. Глушко и А.С. Ваньков. Они отличились при взятии Коломно. З.Я. Клеткин принял на себя командование вначале взводом, а затем ротой, он действовал смело и решительно и в числе первых ворвался в населенный пункт. На счету И.Л. Глушко было несколько уничтоженных дзотов. Красноармеец А.С. Ваньков прославился вначале как умелый разведчик. Сведения, которые он добывал, оказывались всегда кстати и очень помогали командованию при планировании наступательных боев. Когда же воины начали штурмовать Коломно, А.С. Ваньков опять был среди первых. Ворвавшись в деревню, он уничтожил двух гитлеровских офицеров и, увлекая за собой бойцов, вместе с ними выбил врага из нескольких домов.

И все они за мужество и героизм были награждены орденами и медалями.

Подразделения частей 327-й стрелковой дивизии после взятия Коломно, повели наступление в направлении Трегубово, преследуя противника.

На правом фланге прорыва оставался сильно укрепленный пункт Кузино, где еще оставались не подавленные нашей артиллерией доты и дзоты противника. Из них враг перекрестным огнем задерживал продвижение наших войск, простреливая зеркало реки Волхов.

Подразделения 57-й стрелковой бригады возобновили наступление на Кузино. Наступающим батальонам препятствовали продвигаться огневые точки противника. Вновь оживший дзот изрыгал свинцовый ливень огня и косил наших наступающих бойцов. Батальоны, прижатые к земле, не могли продвинуться вперед.

Командир батареи 18-го артполка РГК младший лейтенант Я.М. Белоглазов получил боевой приказ: разбить вражеские дзоты прямой наводкой в районе деревни Кузино. 152-х миллиметровые орудия батареи были установлены в срок. С рассветом грянул первый выстрел, затем второй, третий  –  взлетели в воздух вражеские огневые точки.

Командир одного из орудий красноармеец А.П. Костин со своим боевым расчетом выкатил 152-х миллиметровую гаубицу на открытую позицию и в упор расстреливал, уничтожал огневые точки и дзоты противника в районе деревни Кузино. При этом, он четко и уверенно продолжал командовать своим орудийным расчетом в обстановке большого риска и смертельной опасности.

Другой орудийный расчет младшего сержанта П.И. Кочетова быстро занял огневую позицию. После команды «Огонь» с третьего выстрела взлетели в воздух обломки вражеского дзота. Несмотря на сильный минометный и пулеметный обстрел противника, П.И. Кочетов сам лично заменил раненного наводчика 152-х миллиметрового орудия и посылал снаряд за снарядом только в цель, что дало возможность нашей пехоте занять опорный пункт Кузино.
В бою батарей было уничтожено 4 дзота, 2 пулеметные точки, подбито одно 203-х миллиметровое орудие, разрушено 4 дома с пулеметными гнездами противника.

Младший лейтенант Я.М. Белоглазов, красноармеец А.П. Костин, младший сержант П.И. Кочетов были награждены орденами «Красного Знамени».

В этом бою отличились орудийные расчеты. Они своим воинским мастерством и  личным мужеством давали живой пример остальным бойцам, четко выполняя свои обязанности. С первых же выстрелов летели обломки дзотов, и насмерть перепуганные фашисты разбегались в разные стороны. Действиями смельчаков - артиллеристов был решен успех боя. Среди этих отважных красноармейцев были: А.Н. Важула, И.Е. Веселкин, В.П. Грушин, А.Т. Короленко, И.А. Липовой, И.М. Федоров и Ф.Хабулов. Все они были награждены медалями «За боевые заслуги».

Пример надежности, самоотверженности и героизма в этих боях показали многие наши артиллеристы. Я хорошо знал некоторых бойцов и командиров нашего полка. Отличные это были воины. С ними, как говорят, и в огонь и в воду было не страшно. Бойцы понимали друг друга с полуслова. Взаимовыручка, товарищеская поддержка и чуткость помогали стойко переносить все тяготы и лишения в боевой обстановке. В этих боях рядовые бойцы и командиры сражались плечом к плечу, уверенные в том, что враг не сломит их стойкости, не поколеблет веры в победу.

Невозможно назвать всех. Вот, к примеру – особо толковыми и опытными помощниками командиров батарей показали себя молодые лейтенанты: П.Е. Руденко и старший лейтенант Н.Г. Морозов. Уж если они корректировали огонь, то наверняка и очень надежно. Их ответственность за порученное дело командир дивизиона капитан Н.П. Грицак всегда ставил в пример другим воинам. Они также были награждены боевыми наградами.